Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
21.09.2017  
Права человека

28.05.2017
Детям до 16-ти...

Нургозель Байрамова

Размышления у телеэкрана

Туркменское ТВ в мае 2017 года в течение нескольких дней и по всем программам показывало сюжеты, содержащие демонстрацию пыток.

Иногда просто дух захватывает, как подумаешь, насколько прозорливы бывают гении! Помните застольный диалог профессора Преображенского и доктора Борменталя: «…Боже вас сохрани — не читайте до обеда советских газет! — Да ведь других нет. — Вот никаких и не читайте».

Живи Михаил Афанасьевич Булгаков в наше время, этот диалог мог бы звучать следующим образом:

«…Боже вас сохрани — не смотрите до обеда туркменского телевидения! — Да ведь другого нет. — Вот никакого и не смотрите».

Но шутки в сторону. Многократная демонстрация закованных в наручники людей, обвиняемых в коррупции и хищении государственных средств — здоровых парней в спортивных куртках и «теннисках», а также двух женщин (хоть на это хватило ума у организаторов этого позорного шоу — не надевать наручники и на них!) вызывала нестерпимое желание немедленно прекратить это отвратительное действо. Хотелось побыстрей переключить канал, но не тут-то было! Трансляция шла по всем каналам! Причем поражали не столько горы золотых украшений и штабеля денежных пачек (прежде нам доводилось видеть и огромные бидоны, до краев наполненные долларами, и многочисленные упаковки героина), сколько вид самих кающихся, в большинстве своем молодых, скорее всего, 40-45-летних людей. Лишь один из них был сравнительно старше, но ведь, как говорится, «перед законом все равны»!

Но скажите, Бога ради, в каких законах прописано это право — выставлять на показ толпы (а все мы, зрители, и есть ни что иное, как толпа!), устраивать публичную моральную «порку» провинившихся?! Нет слов, виновные должны нести наказание в соответствии с содеянным. Однако ни в Конституции Туркменистана, ни в одном туркменском законе, ни в каких-либо международных юридических актах вы не найдете ни слова о том, что обвиняемого или даже осужденного гражданина следует подвергать публичному раскаянию через средства массовой информации. Возможно, нечто подобное присуще судопроизводству по законам шариата, но ведь мы, хвала Всевышнему, живем в светском государстве!

Международная Конвенция ООН, которую мы для краткости называем просто «Конвенция против пыток», на самом деле называется «Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания». И первая же статья данной Конвенции гласит: «Для целей настоящей Конвенции определение ''пытка'' означает любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия».

Не вдаваясь в подробности инкриминируемых этим людям обвинений и не имея сведений о том, как проводились сотрудниками правоохранительных органов судебно-следственные мероприятия, лишь по одному этому репортажу туркменского ТВ можно с уверенностью сказать: к этим людям прямо на наших глазах применяется пытка. Кроме того, пытке подверглись также члены их семей, их близкие, родственники и друзья. А за применение пыток следует отвечать по закону.

Мне могут возразить: мера весьма действенная. Традиция публичных физических и моральных казней уходит своими корнями в библейские времена. Из истории, литературы, живописи и кинематографии мы знаем о распятии на крестах, о сжигании еретиков, о привязывании к «позорному» столбу, об этапировании сквозь толпу в звериных клетках, верхом на ослах и даже в чанах с нечистотами. Людей обряжали в лохмотья и «дурацкие» колпаки, раздевали догола и били плетьми, пороли и подвешивали на площадях. И даже такая «гуманная» акция (в некотором роде, даже опоэтизированная потомками) как «гражданская казнь» — преломление над головой шпаги, которой были подвергнуты декабристы и Чернышевский, все равно ни что иное, как унижение человеческого достоинства, то есть пытка.

Решение о виновности или невиновности подозреваемого выносит суд. Решения о трансляции по ТВ «признательных» показаний и публичных покаяний суд, руководствующийся в своей деятельности буквой закона, вынести не может, да и нет такого закона. То есть, две ветви власти — законодательная и судебная инициаторами подобного действа быть не могут, как говорится, по определению.

Остается третья ветвь — исполнительная власть, то есть правительство. (Есть еще так называемая «четвертая власть», пресса, СМИ, но это не про Туркменистан).

Есть также президент, который является гарантом Конституции, стоит над всеми тремя ветвями власти, к тому же возглавляя одну из них — исполнительную.

Вывод первый: решение о применении к гражданам, обвиняемым в коррупции, действий, несомненно причиняющих нравственное страдание им и их близким, было инициировано государственным должностным лицом (или лицами) и является ни чем иным, как пыткой.

В соответствии с Уголовным кодексом Туркменистана (Статья 182-1 «Пытка»), подобные деяния наказываются лишением свободы на срок от трёх до восьми лет (а если они совершены в отношении женщин, то от пяти до десяти лет!) с лишением права занимать определённую должность или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет.

Любой гражданин Туркменистана, будь то подозреваемый или осужденный, в соответствии со Всеобщей декларацией прав человека, Международными конвенциями ООН, а также Конституцией, законами и кодексами Туркменистана, имеет свои неотъемлимые права, в том числе, право на их защиту. Статья 3, п.7 УК Туркменистана гласит: «Наказания и иные меры уголовно-правового воздействия, применяемые к лицам, совершившим преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства».

Вывод второй: туркменское ТВ в мае 2017 года в течение нескольких дней и по всем программам показывало сюжеты, содержащие демонстрацию пыток. Поскольку подобные действия неоднократно совершались и ранее (особенно были распространены в 2002-2006 годах), следует расценивать эти действия как рецидив, представляющий серьезную опасность для государства и наносящий огромный моральный ущерб обществу, в первую очередь, молодежи.

Третий вывод предоставляю сделать тем, в чьи прямые обязанности входит защита прав граждан и контроль над соблюдением законности и правопорядка.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью