Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
18.11.2017  
Экономика и бизнес

18.07.2017
Пшик... и нет банка!

Максат Дурдыджан

Банковская система Туркменистана и обменный курс маната стали заложниками некомпетентности и непомерных личных амбиций президента, что в конечном итоге вредит всей экономике страны

На сайте Всемирного банка, в разделе «Экономика Туркменистана» утверждается: «Центральный банк Туркменистана сосредоточился на поддержании валютной привязки за счет ужесточения ликвидности и ограничения валютных операций». В одном коротком предложении уместились все проблемы туркменской банковской системы.

В начале июля в Туркменистане прошло расширенное заседание Кабинета министров, где президент Курбанкули Бердымухаммедов неожиданно жестко обошелся с большинством из руководителей государственных коммерческих банков, обьявив им строгие выговоры. Местная пресса потом раструбила, что Аркадаг объявил войну коррупции и взяточничеству. При этом особый акцент был сделан на то, что, выступая на тот самом заседании, лидер был очень сердит. Что же произошло на самом деле?

На взгляд экспертов сегодня банковская система страны является главным тормозом развития всей экономики. И не только потому, что системе недостает достаточно грамотных специалистов. Проблема в самой системе, в том, как она выстроена, как функционирует и как управляется.

В мировой практкие при валютной привязке внутренная валюта стопроцентно подкрепляется иностранной, устанавливается фиксированный обменный курс внутренней валюты и центральный банк, проводящий монетарную политику, обязан по этому курсу обменять внутреннюю валюту по первому требованию своих клиентов. В случае с Туркменистаном для соблюдения валютной привязки необходимы значительные резервы иностранной валюты, к которой привязан манат. Приток же иностранной валюты почти вегда достигается за счет экспорта продукции. То есть, у государства не должно быть дефицита платежного баланса. Или, проще выражаясь, государственные выплаты за пределы страны не должны превышать денежных поступлений из-за рубежа.

Резкое снижение экспорта в течение нескольких последних лет плюс дорогостоящие амбициозные проекты привели к тому, что туркменскому Центробанку попросту негде взять валюту. При этом специфика Туркменистана такова, что часть валюты здесь уходит в скрытый от всех глаз Резервный денежный фонд, который находится в личном распоряжении Аркадага. Вот поэтому Центробанк Туркменистана и не выполняет обязательства перед своими клиентами (а именно — перед другими банками) — не может обменивать валюту по первому требованию. А это, в свою очередь, не дает уже коммерческим банкам выполнять свои функции в полном объеме. Почувствовав наступление валютного кризиса, местные юридические и физические лица, кинулись обменивать туркменскую валюту на иностранную. Причем, самыми разными способами, в том числе и противозаконными. Например, простым и проверенным способом — снять со счетов наличные манаты и обменять их на доллары на черном рынке. Либо по-другому — дать взятку банковским служащим для включения в список «на конвертацию», как это было в 90–х годах прошлого столетия. Кроме того, жители Туркменистана, наученные прежним опытом, стали запасаться валютой впрок. А бегство от маната и отток капитала создают проблему ликвидности. Таким образом банки начали стремительно терять способность обеспечивать своевременное и полное исполнение обязательств перед своими клиентами.

Как отметил Всемирный банк, именно поэтому Центробанк Туркменистана спешно стал придумывать различные ограничения. А именно: повсеместная выдача заработной платы и доходов крестьян через пластиковые банковские карты, ограничение на выдачу наличных в банкоматах, автоматическая конвертация всех валютных переводов физических лиц в страну в манаты, усложнение процедуры подачи заявок на конвертацию для бизнесменов и так далее. Причем, когда дело касается конвертации валюты, решение этих вопросов находится в ведении родственников и близкого окружения Президента. «Они [родственники] подмяли под себя всю банковскую систему, по сути держат нас в тисках», — рассказывает один из высокопоставленных банковских служащих.. Соответственно, этих самых служащих президент и объявил вредителями и коррупционерами.

Независимые СМИ рассказывали о новом способе незаконного обогащения, набравшего популярность в Туркменистане в результате всех этих банковских «реформ» — вывозе банковской карты за пределы Туркменистана отдельно от ее хозяина. Предприимчивые граждане собирают карточки со своих родных, друзей, знакомых, соседей, выезжают за границу, где можно, гарантированно снять наличными хоть какую-то сумму, причем сразу в валюте, и целыми днями бегают от банкомата к банкомату. Потом везут наличные обратно в Туркменистан, естественно, не без помощи пограничников и таможенников, после чего раздают деньги хозяевам, оставляя себе процент за услугу. Отсюда и черный рынок валюты, с его огромным оборотом наличности вне банковской системы и… вне правового поля.

В рыночно-развитых и переходных зарубежных экономиках, только Центробанк может лишить коммерческий банк лицензии, назначить внешнее управление, дать согласие на слияние или его закрытие и тому подобное Например, ни президент, ни премьер-министр России не выносят постановлений о присоединении или ликвидации банков, хотя бы формально оставляя решение этих вопросов на усмотрение руководства банковской системы страны.

Как же поступили в Туркменистане, где проблемы в банковской ситеме накапливались постепенно и требовали своего решения? Аркадаг выдал на гора постановление с формулировкой : «В целях реформирования в эпоху могущества и счастья отечественной банковской сферы… присоединить ГКБ «Президентбанк» к ГКБ «Халкбанк». Пшик… и нет банка! Вот и получается, что построение и функционирование туркменской банковской системы от Центробанка страны практически не зависит.

Следом — другое постановление, где ГКБ «Халкбанк» переданы права и обязанности ГКБ «Туркменбаши» по кредитам, выданным им Минстрою в 2009 году и Минэнерго в 2016 году. Видимо и в последнем банке дела не столь хороши, если он не в состоянии обслужить даже государственные кредиты.

А чтобы совсем не рухнул обменный курс, были так же подписаны два других постановления, где Туркменбашинский комплекс нефтеперерабатывающих заводов освобожден от отчислений в Резервный денежный фонд Туркменистана и обязательной продажи Центральному банку части средств в иностранной валюте. И последний аккорд — с 1 августа 2017 года в Туркменистане вводится туристический сбор в размере 2 долларов США за каждые сутки проживания с иностранных граждан.

По сообщению источника, присутствовавшего на заседании, Бердымухаммедов лично возложил на председателя Центробанка Туркменистана отвественность за увеличение объёмов экспорта отечественной продукции и поступлений в иностранной валюте. В мире наверное нет ни одного главного банкира страны, кроме туркменского, кто обязан отвечать не за денежно-кредитную политику и банковскую систему государства в целом, а за увеличение объёмов экспорта различной продукции.

«Ожидается, что власти продолжат строгую денежно-кредитную политику для поддержки фиксированного обменного курса и обеспечения макроэкономической стабильности, хотя это, вероятно, окажет негативное влияние на экономику», утверждает Всемирный банк. По сути банковская система Туркменистана и обменный курс маната стали заложниками некомпетентности и непомерных личных амбиций президента, что в конечном итоге вредит всей экономике страны.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью