Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
21.09.2017  
Дипломатия

17.04.2013
«Новрузная дипломатия» и потенциал региона

Фатеме Атри

Каждая из стран новрузного региона в отдельности «должна заботиться не о расширении собственного влияния в регионе, а о противодействии господству в нем Соединенных штатов, Европы, России, Китая, Турции и ваххабитской идеологии».

Публикацией данной статьи «Гундогар» еще раз напоминает читателям крылатую фразу: «Благими намерениями вымощена дорога в ад». Во всяком случае, включая Новруз в Репрезентативный список нематериального культурного наследия человечества и объявляя 21 марта Международным днем Новруз, ООН менее всего рассчитывала на подобное понимание задач, стоящих перед странами «новрузного региона», каковым оно представлено в данной публикации. Другими словами, «хотели как лучше, а получилось как всегда…»

Благодаря усилиям Ирана и еще 11 государств, отмечающих праздник Новруз (новый год по солнечному календарю), 23 февраля 2010 года этот праздник получил международный статус. Генеральная Ассамблея ООН объявила 21 марта (первое число месяца фарвардина по солнечному календарю) международным днем праздника Новруза. В первый день нового 1392 года по солнечному календарю президент Ирана Махмуд Ахмадинежад в ходе своего однодневного визита в Туркменистан принял участие в Четвертом международном праздновании Новруза, состоявшемся в Ашхабаде.

На мероприятии присутствовали делегаты из 12 стран, в том числе президенты Ирана, Туркменистана, Афганистана, Таджикистана, Пакистана и Татарстана, а также представитель генерального секретаря ООН. В своем выступлении иранский лидер назвал Новруз «праздником небес и человечества, который должен укрепить узы дружбы и братства». В ходе своих встреч с президентами Пакистана и Туркменистана Ахмадинежад подчеркнул необходимость развития сотрудничества и взаимодействия между Ираном и этими двумя странами.

Спустя почти четыре года после появления термина «новрузная дипломатия» в лексиконе политиков Ирана и соседних с ним стран, этот праздник может стать фактором, объединяющим страны так называемого новрузного региона. Помимо Ирана, Туркменистана, Пакистана, Афганистана и Таджикистана, в него также входят Узбекистан, Китай (Синьцзян-Уйгурский автономный район), Турция, Индия, Азербайджан, Армения и Казахстан. Под термином «новрузная дипломатия», являющейся частью общей дипломатии отдельно взятой страны, следует понимать учет общественного мнения стран региона и реализацию конкретных задач с опорой на политическую культуру и социальные группы населения. Как правило, отношения между странами осуществляются на двух уровнях: официальном и неофициальном. Поддержанием формальных контактов занимается министерство иностранных дел, в то время как на неофициальном уровне общая тенденция сводится к установлению отношений с людьми разных стран, при сохранении, разумеется, собственных национальных интересов. В последние десятилетия роль общественного мнения и отдельных граждан в международных делах привела к тому, что разные государства задумались о том влиянии, которое могут оказывать средства массовой информации, искусство, язык, национальная кухня и праздники. Одним из примеров этого является празднование Новруза и соблюдение связанных с ним традиций, поскольку этот праздник отмечается в Иране и сопредельных с ним территориях с незапамятных времен. В связи с этим делается ставка на использование общих культурных связей, существующих между соседними странами (что, кстати, является одним из преимуществ Ирана), и «новрузная дипломатия» считается одним из этих направлений. Начиная с 2010 года, она реализуется рядом мероприятий, связанных с празднованием Новруза.

Путем планирования и финансирования данных мероприятий Исламская республика может использовать этот фактор в качестве одного из направлений своей активной дипломатии. Между тем не стоит забывать, что в регистрации Новруза приняли активное участие все страны региона, поэтому данное достижение вряд ли можно рассматривать только как реализацию целей Ирана в регионе. Празднование Новруза прежде всего представляет собой попытку объединения региональных государств и возвращения к своим традициям, отличающим их от других культур. Видимо, по этой причине в «новрузной дипломатии» был сделан акцент не на лингвистическую общность персоязычных стран, а на более широкий спектр единых культурных традиций. Из всех названных государств только в трех говорят на персидском языке (Иран, Афганистан и Таджикистан), вместе с тем наличие культурных связей, к которым относится и празднование Новруза, являются залогом сближения этих стран. Это также может послужить для Ирана основанием использовать данную общность для создания и развития некоего формирования на базе культурных традиций. Демонстрация широкого спектра этих традиций приведет к тому, что население стран региона обретет силы сопротивляться влиянию других господствующих культур. Другим важным моментом является то, что хотя ислам и представляет собой общую религию разных народов данного региона и может быть связующим фактором, но в этой плоскости между разными толками ислама до сих пор остаются некоторые разногласия. В противовес этому население перечисленных стран имеет схожие традиции и представления о праздновании Новруза, и вряд ли в этой связи можно прогнозировать появление каких-то серьезных расхождений. Опора на идентичную культуру, помимо развития отношений и реализации общих интересов, также будет содействовать нейтрализации единых угроз. На церемонии празднования Новруза в Туркменистане президент Ирана подчеркнул: «Посредством всеобщего взаимодействия и сотрудничества мы сможем обеспечить безопасность региона и интересы собственных стран. Разумеется, мы все должны следить за тем, чтобы компрометировавшие себя колонизаторы не смогли заполучить себе новую базу или, ссылаясь на дружбу и доброжелательность к народам региона, создать для них угрозы и навязать собственные интересы».

С другой стороны, такие традиции, как Новруз, и его совместное празднование в регионе уходит корнями в историческое прошлое народов этих стран, поэтому его планирование должно выходить за рамки официальных государственных визитов. В настоящий момент туризм между странами, отмечающими Новруз, развит недостаточно хорошо. В связи с этим государственное финансирование туристической отрасли могло бы постепенно расширить контакты между людьми и национальными экономиками этих стран. Например, многие граждане Ирана в праздничные дни выезжают в другие страны и целый ряд деятелей искусства гастролируют в государствах региона с собственными культурными программами. Все они устанавливают прямые связи с представителями других народов и могли бы стать «культурными послами» своей страны, обладая большими ресурсами, чем официальная дипломатия. Ввиду этого в реализации «новрузной дипломатии» следует обращать внимание на уменьшение бюрократического протокола и повышению роли самого народа.

Все же в использовании Новруза в качестве основания для развития дипломатических связей следует учитывать ряд факторов, пренебрежение которыми может привести к некоторым трудностям. Во-первых, Ирану надлежит серьезно оценивать свою долю в реализации «новрузной дипломатии», а оптимальное проведение работы в этом направлении и использование ее преимуществ, как и прочие культурные мероприятия, требует финансирования и учета экономической ситуации в регионе. Общее культурное наследие и связанное с ним планирование разных культурных мероприятий может послужить фундаментом для более широкого сотрудничества в плане политики и экономики. Одно это наследие для своего развития требует хоть какого-нибудь финансирования и развития инфраструктуры взаимодействующих государств. Поэтому Иран и любая другая страна из тех, которые празднуют Новруз, должны задуматься о развитии своего экономического сотрудничества как основания для «новрузной дипломатии» и ее будущих последствий.

Во-вторых, каждая из названных стран в отдельности должна заботиться не о расширении собственного влияния в регионе, а о противодействии господству в нем Соединенных штатов, Европы, России, Китая, Турции и ваххабитской идеологии. Бесспорно, культурный обмен в современном мире представляет собой нечто обыденное. Вместе с тем, правительства, реализующие «новрузную дипломатию», на примере имеющихся древних традиций обязаны доказать своим гражданам, что по сравнению с другими культурами, они не только не обделены, но и обладают многовековыми ценностями и достижениями, которые достойны представления всему миру.

Перевод ИноСМИ

Источник :: Iras (Иран)
Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью