Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
22.09.2017  
Медицина и экология

23.05.2017
Каспий и проблемы

Максат Дурдыджан

Жители и гости города Туркменбаши, попав в Национальную туристическую зону «Аваза» в районе бухты Соймонова, чувствуют резкий ядовитый запах...

С распадом СССР и в основном из-за недостатка средств практика мониторинга экологического состояния Каспийского моря резко пошла на убыль. Проблема еще сильнее обострилась с началом бурного роста добычи нефти — новые шельфовые проекты ухудшают текущую ситуацию и добавляют рисков в перспективе. В результате, вопросы защиты Каспия от экологической катастрофы остаются нерешенными, и решить их с каждым днем становится все труднее.

Несмотря на наличие в Туркменистане Национального каспийского плана действий, в течение последних лет содержание загрязняющих веществ по всему туркменскому сектору Каспийского моря вызывает большую тревогу. Усугубляет ее закрытость туркменского общества и нежелание или неспособность туркменских чиновников говорить правду. Часть экспертов полагают, что ситуация с загрязнением моря не улучшается, а наоборот ухудшается.

Специалисты Государственного комитета Туркменистана по охране окружающей среды и земельным ресурсам признают причастность к загрязнению прибрежных вод промышленными отходами таких предприятий, как: Туркменбашинский комплекс нефтеперерабатывающих заводов (ТКНПЗ), Туркменбашинская теплоэлектроцентраль, управление «Туркменбашиагызсув», объединение «Балканбалык», Государственная служба по морскому и речному транспорту, перевалочная нефтебаза п. Кенар, Хазарский химический завод, «Галкынышнебит» г. Хазар, компании «Петронас Чаригали», «Драгон Ойл». Ежегодно Туркменистаном сбрасывается в море более 150 тысяч тонн производственных отходов. Загрязнение Каспия нефтепродуктами превышает допустимый предел в 1,3-1,7 раза, а фенолами — в 1,4-2,0 раза.

Жители и гости города Туркменбаши, попав в Национальную туристическую зону «Аваза» в районе бухты Соймонова, чувствуют резкий ядовитый запах. Эта бухта — главная экологическая проблема Туркменистана, площадь ее около 11 кв. км. В прошлом она была одним из важных участков нагула рыб, местом зимовки и временного нахождения мигрирующих птиц. Однако, со строительством в 1942 году нефтеперерабатывающего завода, экологическая ситуация в бухте резко ухудшилась. ТКНПЗ ежегодно производит сброс сточных вод, в связи с чем берега залива загрязнены нефтепродуктами. Территория превратилась в мертвую зону, свалку для промышленных отходов. В докладе европейской программы ТАСИС «Мониторинг качества воды Каспийского моря и план действий для территорий, находящихся под угрозой загрязнения» указывается, что бухта Соймонова содержит более 16 млн кубометров смеси солевого раствора, шламов, углеводородов, включая самые опасные полициклические ароматические углеводороды, битумы, асфальтены, смолы, синтетические органические соединения, сероорганические и хлороорганические соединения, тяжелые металлы, фенолы, детергенты, фекалии, вирулентные бактерии и т.д. Степень загрязнения донных отложений возрастает от центра бухты к берегам.

Содержание нефтеотходов в поверхностном слое донных отложений колеблется от 1,5 мг/г сухого грунта в центральной части бухты до 250-330 мг/г на некоторых участках береговой линии. Ситуация с каждым годом все более ухудшается, поскольку ТКНПЗ несколько раз реконструировался. Теперь значительно увеличилась его мощность и объем переработки нефти. В результате бухта Соймонова перестала существовать как элемент морского биоценоза.

За многие годы эксплуатации под территорией ТКНПЗ сформировалось хранилище нефтяных отходов, попадающих в грунтовые воды, а через них в акваторию Каспия. По ироничному замечанию одного из иностранных специалистов, побывавшего на заводе, Туркменистану нет необходимости искать новые месторождения нефти, достаточно пробурить несколько скважин на территории завода. Причем, на этой территории возможна «добыча» всех видов готовых нефтепродуктов, производимых самим заводом.

С подъемом уровня моря, нефтепродукты стали проявляться и в виде пятен, что является результатом использования бухты Соймонова в течение 50 лет в качестве пруда дополнительного отстоя сточных вод. Система очистки сбрасываемых в залив сточных вод ТКНПЗ (механическая, физико-химическая с доочисткой в бухте Соймонова), которую здесь практикуют, не позволяет соблюдать нормы предельно-допустимого сброса. В результате, местные специалисты неоднократно обращали внимание на резкое снижение биопродуктивности Туркменбашинского залива, массовую гибель некоторых видов рыб.

Туркменские запасы углеводородного сырья на шельфе Каспийского моря оцениваются в 12 млрд тонн нефти и более 6 трлн кубометров природного газа. Туркменский шельф Каспия поделен на 32 лицензионных блока. С 1996 года «Петронас Чаригали», дочерняя структура малазийской национальной нефтяной компании «Петронас» и с 2000 года арабская компания «Драгон Ойл» подписали с Ашхабадом соглашение на проведение изыскательных работ, освоение и долевой раздел добычи на морском шельфе Туркменистана сроком на 25 лет. Это означает сотни пробуренных в море нефтяных скважин, строительство стальных островов и трубопроводных систем, предприятий по переработке нефтепродуктов на береговой линии вблизи природоохранных зон и миллиарды долларов инвестиций, которые должны окупиться за счет добычи нефти и газа. Почти всегда это делается под лозунгом экономического благосостояния народа Туркменистана. На деле же — в ущерб окружающей среде, а значит и жителям. Специалисты говорят о серьезных технических нарушениях на действующих и законсервированных нефтескважинах, расположенных на туркменском шельфе, которые причиняют экологический вред всей акватории моря.

Ими же ежегодно фиксируются многочисленные разливы нефти при ее добыче и транспортировке. По мнению экспертов, ежегодно от 8 до 10 процентов добываемой нефти так или иначе попадает в море — это несколько сотен тонн. В январе текущего года правозащитники и экологи обратилась к Европейскому банку реконструкции и развития (ЕБРР) с призывом отказаться от кредитования морской транспортной компании CMI Offshore, намеренной расширить свою деятельность в Туркменистане. По мнению наблюдателей, опасность нанесения серьезного ущерба Хазарскому заповеднику, который обеспечивает среду обитания для 264 видов птиц, 37 видов рептилий и 47 видов млекопитающих, слишком высока.

Таким образом, в туркменской части Каспийского моря имеется ряд актуальных экологических проблем, угрожающих сохранению биологического разнообразия и разрушающих среду обитания водных биоресурсов не только на данном локальном участке водоема, но и в акватории Каспия в целом. Увеличение добычи и экспорта углеводородов способно привести к серьезным экологическим катаклизмам на море. Туркменистан же пока не способен действовать эффективно, а в некоторых моментах попросту пренебрегает вопросами обеспечения нормальной экологической ситуации на Каспии.

Проект очистки прибрежной полосы Каспия, озвученный в ходе заседания Кабинета министров Туркменистана 5 мая 2017 года, не выдерживает критики уже на начальном этапе. Решение выделить бюджетные средства на очистку Каспийского берега и передать их частным коммерческим структурам, входящим в ближайшее окружение президента Бердымухаммедова не имеет ничего общего с борьбой за экологию. Деньги будут украдены, а Каспий так и останется со своими проблемами, возникшими в результате жизнедеятельности людей, не думающих о завтрашнем дне.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью