Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
22.09.2017  
Медицина и экология

22.07.2017
Статистика как диагноз

Арслан Мамедов

Ожидаемая продолжительность жизни в Туркменистане — 66 лет, а здоровой жизни — 59 лет. То есть, родившийся в Туркменистане обычный человек в среднем проживает всего 66 лет, из которых 7 лет болеет.

21 июля в Туркменистане традиционно отмечают День работников здравоохранения и медицинской промышленности. В недавнем прошлом сам работник здравоохранения, президент Туркменистана Курбанкули Бердымухаммедов с первых дней прихода к власти дал понять, что намерен уделить вопросам общественного здоровья повышенное внимание. Благих намерений хватило ненадолго, после чего Бердымухаммедов решил пойти по пути своего предшественника — засекретить статистику и встать в позу капризной девочки, охраняющей шкатулку с фантиками: не троньте, а то закричу!

Именно поэтому международные организации: ООН, Всемирная организация здравоохранения, Международный комитет Красного Креста, Всемирный банк, Международный валютный фонд и другие — стараются сохранять в отношениях с Туркменистаном крайнюю осторожность, чтобы не лишиться, как они говорят, самой возможности вести диалог с режимом Бердымухаммедова, пусть этот диалог и не диалог вовсе. Туркменские власти молчат, на вопросы не отвечают, наблюдателей не впускают, от полноценного сотрудничества отказываются.

По случаю прошедшего Дня работников здравоохранения и медицинской промышленности Туркменистана рассмотрим именно ситуацию в сфере охраны здоровья, и поможет нам в этом ежегодный справочник «Мировая статистика здравоохранения», издаваемый Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ). Той самой ВОЗ, которая в 2010 году признала Туркменистан страной, свободной от малярии. Кроме малярии, есть также другие болезни и напасти, с которыми в Туркменистане далеко не все так радужно.

Существует один из ключевых статистических показателей, характеризующих состояние медицины в государстве — коэффициент материнской смертности. Он учитывает количество женщин, умерших в период беременности, во время родов либо в течение 42 дней после них по причинам, связанным с беременностью или родами. По этому показателю Туркменистан занимает (и всегда занимал) одно из последних мест в регионе — ВОЗ относит бывшие среднеазиатские республики СССР к Европе.

В 2016 году на 100 тысяч живых рождений в Туркменистане, по данным ВОЗ, пришлось 42 материнские смерти. И пусть читателя не вводит в заблуждение эта небольшая, казалось бы, цифра. Хуже — только в Киргизии. И это при том, что еще в 2006 году, при всей лживости ниязовской тогда еще статистики, тот же показатель у Туркменистана составлял 130 материнских смертей на те же 100 тысяч живых рождений. Отсюда есть все основания предполагать, что нынешние цифры, хотя и остаются среди худших, все же завышены в пользу страдающего за свой международный престиж президента Бердымухаммедова — «накормить» международные организации сфальсифицированными данными нетрудно. Ответственность за такое деяние, хотя и предусмотрена Кодексом «Об административных правонарушениях», преступлением в Туркменистане не считалась никогда — ведь совершалось оно «во благо государства», с целью показать всему миру, насколько уверенно идет Туркменистан по пути прогресса и процветания.

Между тем, за 10 лет не произошло ничего, что позволило бы реально снизить материнскую смертность. Потому что как в 2006, так и в 2016 году абсолютно все туркменские женщины переносили беременность и рожали под наблюдением квалифицированных врачей, то есть не на улице. Другое дело, что квалификация этих врачей как раньше, так и сейчас вызывает большие сомнения, что и подтверждается цифрами. И даже строительство нескольких специализированных клиник, которые в Туркменистане называют «центрами охраны здоровья матери и ребенка» не смогло бы существенно повлиять, и не повлияло, на общую печальную картину.

Еще один статистический туркменский позор, от которого кровь стынет в жилах — младенческая и детская смертность. В 2016 году в Туркменистане из 1 тысячи родившихся младенцев 24 не дожили до 7 суток и еще 27 — до 5 лет. Это с большим отрывом худший показатель среди стран Европы и один из худших в мире.

Можно запретить курение, можно до посинения кататься на велосипедах, маршировать по горным тропам или даже построить несколько напичканных дорогостоящим оборудованием клиник — в условиях сегодняшнего Туркменистана решающего влияния на здоровье нации это оказать не может. Грамотная стратегия здравоохранения должна быть направлена не на развитие отдельных элементов медицинской помощи и пропаганду физической культуры, а на комплексное формирование человеческого капитала в этой сфере, начиная с основы основ — качественного образования, включающего глубокое изучение процессов демографического, экономического, социального и экологического развития страны.

Страницы местных газет пестрят сообщениями, вроде: «В Туркменистане открылся новый медицинский центр. Новая клиника располагает возможностями для оказания высококвалифицированной помощи пациентам и обеспечена новейшим оборудованием по широкому спектру услуг». К сожалению, сама клиника, хоть и располагает возможностями, помощь пациентам не оказывает. А будущие врачи, которым предстоит работать на оборудовании и лечить людей, вместо учебы с утра до вечера машут флажками.

Тем временем, вероятность смерти от неинфекционных заболеваний (сердечно-сосудистых, онкологических, диабета и хронических респираторных) для жителей Туркменистана в возрасте от 30 до 70 лет, по данным ВОЗ, составляет около 35 процентов (годом ранее было 40). Это хуже, чем в любой из стран Африки и Южной Азии. Позади только Папуа Новая Гвинея — там 36 процентов. Для сравнения, в Исландии — 8, в Турции — 17, в Эритрее — 26, в Узбекистане — 27, в Афганистане — 31.

Только представьте, что если вы живете в Туркменистане и вдруг заболеете, то с вероятностью 35 процентов умрете. А как же иначе, если на здравоохранение Туркменистан тратит не более двух процентов госбюджета? Не двадцати, как утверждает туркменская государственная пропаганда, а двух!

Данные макроэкономической и, в частности, социально-демографической статистики в самом Туркменистане не публикуются. Максимум, на что вы можете рассчитывать — это проценты от неизвестного целого. Туркменская статистика засекречена и существует в основном для внешнего использования, например, чтобы убедить какой-нибудь иностранный банк выдать Туркменистану очередной кредит.

Тем не менее, иногда туркменский Госкомстат публикует отдельные показатели, которые по какой-то причине кажутся руководству страны убедительными. Например, количество семейных врачей. В 1996 году Туркменистан объявил о переходе на семейный принцип медицинского обслуживания населения. Суть принципа заключается в том, что участковый семейный врач проводит для жителей своего участка в поликлиниках («домах здоровья») или на дому профилактические, диагностические и лечебные процедуры и регулярно обследует здоровье закрепленного за ним населения. Так вот, таких семейных врачей в Туркменистане — по 5 на каждые 10 тысяч жителей. В США одних стоматологов в три раза больше!

В результате реформ системы здравоохранения, затеянных Ниязовым и подхваченных Бердымухаммедовым, на сегодняшний день мы имеем среднюю ожидаемую продолжительность жизни в Туркменистане — 66 лет, а здоровой жизни — 59 лет. То есть, родившийся в Туркменистане обычный человек в среднем проживает всего 66 лет, из которых 7 лет болеет. Азиада, говорите?

Как вообще можно рассуждать о развитии здравоохранения в стране, численность населения которой неизвестна? Покойный президент Ниязов утверждал, что к 2010 году население Туркменистана достигнет 10 миллионов человек. Ради этого он начал копать озеро посреди Каракумов, якобы без него воды на всех не хватит. Сейчас на дворе 2017-й… Ладно 10 миллионов, Туркменбаши уже выжил из ума, когда нес эту околесицу. Но в принципе, население Туркменистана увеличивается или сокращается? Да-да, так мы вам и поверили…

Манипулируя статистикой и подменяя макроэкономику пропагандой, президент Туркменистана и его правительство пытаются всех обмануть, но в итоге обманывают сами себя. Последствия этого волюнтаризма мы уже наблюдаем, и, к сожалению, дальше будет только хуже.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью