Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
18.11.2017  
Частное мнение

23.10.2015
«Дипломатия Молотова» в Туркмении

Сергей Аксенов

Вернуть влияние на Ашхабад можно, апеллируя к пророссийски настроенному народу республики.

Борьба РФ за влияние в Центральной Азии идет с переменным успехом. На фоне возможных атак со стороны Афганистана Москве удалось объединить под своим началом лишь часть бывших советских республик. Если Казахстан, Киргизия и Таджикистан готовы к совместным действиям в рамках ОДКБ, то Узбекистан и Туркмения воздерживаются от проявлений солидарности даже перед лицом общей опасности. В случае последней это до сих пор определялось нейтральным статусом государства. Страна соблюдала его в течение последних двадцати лет. Однако то, что хорошо для Швейцарии, не слишком успешно работает рядом с Афганистаном. В последние месяцы не прекращается поток сообщений о кровопролитных столкновениях на границе с афганской провинцией Герат. Как следствие, официальный Ашхабад вынужден искать защиты и покровительства у ближних и дальних соседей.

Богатый регион, как магнит, притягивает массу интересантов. Среди них Россия, Китай, Япония и, конечно, США. Вчера началось официальное турне по странам Центральной Азии премьер-министра Японии Синдзо Абэ. Как отмечали японские СМИ, основной целью Абэ станет укрепление отношений со странами Центральной Азии, «которые обладают богатыми залежами газа, нефти и других природных ресурсов». По итогам визитов должны быть подписаны документы об оказании Японией поддержки инфраструктурным проектам в регионе. Туркмении это касается напрямую. Ранее было достигнуто соглашение об участии японских компаний в освоении части месторождения Галкыныш, являющегося вторым в мире по запасам газа. Оно станет ресурсной базой для газопровода ТАПИ: Туркменистан—Афганистан—Пакистан—Индия. Его успешная реализация, таким образом, напрямую зависит от спокойствия и стабильности на территории Афганистана.

«Крышу» дадут США

Все указывает на то, что искать партнеров в сфере безопасности Туркменистан предпочел за океаном, в США, а не в России, которая форсированными темпами готовит отпор в рамках ОДКБ. По информации директора аналитического центра МГИМО Андрея Казанцева, «существует именно такой расклад, основанный на предварительных договоренностях: Япония получает месторождение Галкыныш, и начинается строительство ТАПИ, что соответствует американским интересам в рамках их проекта «Большая Центральная Азия»». Предполагается, что, заинтересовав Кабул и Исламабад совместными энергетическими проектами, ситуацию в регионе можно хотя бы отчасти стабилизировать. «США же при этом получают военный аэродром Мары-2, на который претендовали давно, и дадут гарантии безопасности Туркменистану», — сказал Казанцев «Независимой газете».

Происходящие на дипломатическом фронте события подтверждают эту информацию. На прошедший в Казахстане саммит СНГ Гурбангулы Бердымухамедов лично не поехал, отправив вместо себя вице-премьера, при том что в те же дни состоялся визит министра иностранных дел республики Рашида Мередова в Вашингтон. По мнению эксперта по Центральной Азии и Среднему Востоку Александра Князева, американцы пообещали Туркмении безопасность со стороны Афганистана в обмен на размещение своих ВВС на территории страны. «Подробности пока неизвестны. Я знаю только, что, видимо, из-за этого без объяснений был отменен предполагавшийся визит в Ашхабад министра обороны РФ Сергея Шойгу и повышен статус туркмено-американских консультаций, на которых, собственно, все и обсуждалось», — пояснил Князев. Он также обратил внимание, что пункты американского военного присутствия в Афганистане точно совпадают с маршрутом ТАПИ. Тем более что Барак Обама приостановил вывод армии США, ссылаясь на захват талибами города Кундуз на севере страны.

Поведение представителя Туркмении на саммите СНГ тоже говорит, скорее, о желании конфронтации с соседями по региону и, конечно, с Россией. В ответ на слова президента Казахстана Нурсултана Назарбаева о неких инцидентах на туркмено-афганской границе делегация этой страны выступила с неожиданно резким опровержением и вручила ноту протеста МИД Казахстана. «Туркменская сторона выражает крайнюю озабоченность и непонимание в связи с подобным высказыванием казахской стороны о не соответствующей действительности обстановке на государственной границе Туркменистана», — говорится в официальном сообщении. Дипломатический демарш следует понимать как нежелание допустить вмешательство стран региона и РФ в вопросы безопасности. Это, очевидно, обещано другим «партнерам». Между тем драматические события на границе не являются тайной.

Тем временем на границе с Афганистаном

Весь 2015 год здесь было неспокойно. Так, летом шли сообщения об «ожесточенных боях». Туркменская погранслужба несла серьезные потери. По информации прессы, только в конце июня погибли 12 туркменских солдат и офицеров, которые служили в подразделениях, дислоцированных в районе Тагтабазара. Осенью боестолкновения продолжились. Весь октябрь радикальные группировки из Афганистана испытывали туркменскую границу на прочность. Минобороны Туркменистана даже начало передислокацию тяжелой боевой техники и военнослужащих из более спокойных регионов на рубежи с Афганистаном. В том числе с туркмено-узбекской границы, поскольку Узбекистан является ближайшим союзником Туркмении в регионе. Договоренность о совместной охране границы действует между странами с 2012 года. Именно об этих событиях говорил Назарбаев в Астане.

Абсолютно достоверных данных об армии Туркмении нет, так как эта страна одна из самых закрытых в мире. Тем не менее известно, что вооруженные силы республики имеют трехвидовую структуру: сухопутные войска, ВВС и войска ПВО и ВМС. Общая численность регулярной армии — чуть более 20 тысяч человек. На вооружении имеется около 700 танков, 900 БМП и более 800 БТР, около 600 артиллерийских систем. В ВВС более 20 истребителей МиГ-29, до 100 штурмовиков Су-17 и Су-25, несколько ударных вертолетов и т.д. Это внушительная сила, но применима ли она в условиях реального конфликта с прошедшими бесконечную войну моджахедами, неизвестно. По мнению политолога Аркадия Дубнова, ни Туркменистан, ни Узбекистан ни при каких условиях не будут просить военной помощи у Москвы. А значит, защиту дадут США. Стоит ли говорить, что в этом случае нейтральный статус Туркменистана становится фикцией.

Туркмены выбирают Россию

Политическая линия, которой внезапно стало придерживаться руководство Туркменистана после двадцати лет нейтралитета, вызывает недоумение лишь у наблюдателей, мало знакомых со спецификой страны. Нейтралитет, объявленный предыдущим президентом Ниязовым, был по сути мягким способом «отвязаться» от влияния России. Авторитарный лидер хотел самовластно управлять доставшейся ему страной, а не чувствовать себя вассалом Москвы. Его преемник решил пойти еще дальше. Возможно, на это повлияли последние мировые события. Активное российское вмешательство в войну в Сирии, знаменитый залп Каспийской флотилии нервировали многих. Руководство прикаспийского Туркменистана не могло не сделать выводы. Как это часто бывает, «крышу» стали искать у геополитических конкурентов.

При этом, в отличие от политического руководства, народ Туркменистана по-прежнему лоялен к России. Об этом РП рассказал бывший работник ЦК ЛКСМ Туркмении Батыр Мухамедов. «Общественное мнение на сто процентов за Россию. Сильно влияние российских каналов ТВ, которое смотрят все. Иными словами, мы имеем дело с тюркским Крымом. В случае референдума 98 процентов будут за Россию. Если бы у нас была дипломатия, скажем, Молотова, завтра Мары были бы российской авиабазой, но не американской», — уверен эксперт.

По его мнению, американский протекторат в этих условиях не выход, так как в долгосрочной перспективе он не будет иметь поддержки среди населения. «Режим сам себя загнал в ловушку своим фальшивым нейтралитетом. Аркадаг явно не на своем месте. Стоматолог, случаем оказавшийся на троне», — охарактеризовал Мухамедов ситуацию. Напомним, титул «аркадаг», означающий «покровитель», был введен в политический лексикон в период правления преемника Сапармурата Ниязова, носившего другой титул — туркменбаши, что означает «отец всех туркмен». Стоматолог — гражданская профессия Гурбангулы Бердымухамедова.

Ну а раз так, то Россия не потеряла шансы принять Туркмению в семью народов с общей судьбой. Хоть в формате ОДКБ, хоть в ЕАЭС. Общая угроза с юга объективно подталкивает к этому. Но для этого нужна лишь «дипломатия Молотова». В современном исполнении это, видимо, означает отказ от диалога с высокомерными политическими элитами в пользу апелляции к пророссийски настроенному большинству населения. Память об СССР и современные успехи страны способствуют этому.

Источник :: Русская планета
Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью