Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
21.09.2017  
Заграница

08.09.2015
Кому на руку вооруженный мятеж в Таджикистане?

ИА «Фергана»

Анализ, мнения, комментарии

А. Дубнов: «Это было бы похоже на попытку военного переворота, если бы генерал Назарзода объяснил свои действия. Скажем, он пришел к выводу, что режим президента Рахмона уже давно изжил себя, выродился в банальную деспотию и является тормозом на пути развития страны».

В последние дни Таджикистан вновь оказался в центре внимания международной общественности и СМИ: в республике в очередной раз произошел вооруженный мятеж и развернута силовая операция по поимке рассеявшихся в горах боевиков. По информации МВД, в ночь на 4 сентября было совершено два вооруженных нападения — на центральный аппарат Минобороны страны в Душанбе и ОВД города Вахдат, что в 20 километрах от таджикской столицы. Были убиты милиционеры, захвачен большой арсенал оружия и боеприпасов.

В тот же день МВД заявило, что эти атаки были организованы и совершены под руководством замминистра обороны республики, генерал-майора Абдухалима Назарзода (известного как Ходжи Халим) — члена Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) и бывшего сторонника Объединенной таджикской оппозиции (ОТО), реинтегрированного в состав Вооруженных сил на основании мирного соглашения 1997 года. За несколько часов до этого заявления Назарзода был освобожден от занимаемой должности с формулировкой «за совершение преступлений». Бывшему замглавы Минобороны и части его сообщников после нападений удалось скрыться в Ромитском ущелье, что в 50 километрах восточнее Душанбе. Силовики республики проводят операцию по нейтрализации группировки в горных ущельях. По сообщению МВД, беглый генерал и несколько его сторонников находятся в окружении военных, и его поимка — вопрос времени.

Пока известно, что от рук мятежников погибли, как минимум, девять сотрудников органов внутренних дел и еще шестеро получили ранения. Потери со стороны бандгруппировки составили 17 человек убитыми, 39 боевиков задержаны, изъято более 500 единиц оружия и боеприпасов. Некоторые из сообщников Назарзода добровольно сложили оружие. Среди них — младший брат экс-замминистра Мирзохаёт Назаров, который отделился от группировки и сдался правоохранительным органам.

Шестого сентября по каналам таджикского телевидения МВД сообщило о задержании еще двух офицеров Минобороны Таджикистана — за «содействие и причастность» к вооруженным нападениям 4 сентября: замкомандира по политико-воспитательной работе десантно-штурмовой бригады, подполковника Мустафо Назарова и старшего инспектора управления финансов и бюджета этого ведомства, майора Насима Юсуфова. По данным МВД, эти люди знали о планируемых нападениях, но не сообщили об этом властям. В пособничестве группировке Назарзода обвиняются еще два офицера в отставке — Баходур Кабиров и Тоджиддин Собиров, а также бывший сотрудник Минобороны Сироджиддин Одинаев, в доме которого собирались участники мятежа и от которого получали деньги.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон, посетивший город Вахдат после нападений, провел там несколько рабочих мероприятий, в частности, заложил камень в строительство нового здания ОВД вместо обстрелянного, заверив жителей, что операция по задержанию оставшихся на свободе мятежников завершится в ближайшие дни, и все они «ответят перед законом». Глава государства выразил соболезнования семьям погибших милиционеров и поблагодарил жителей Вахдата за содействие в задержании нескольких преступников.

Своим визитом в эпицентр событий президент как бы дал понять, что ситуация в стране стабильная и находится под контролем властей. Как сообщают душанбинцы, минувшие выходные в городе прошли спокойно, и ничто, кроме усиленных нарядов милиции, не указывает на то, что в нескольких десятках километров от столицы идет силовая спецоперация по поимке беглых боевиков.

Специально организованная следственная группа, в состав которой входят представители Госкомитета национальной безопасности (ГКНБ), МВД и Генпрокуратуры Таджикистана, пока не комментирует цели и мотивы участников вооруженных нападений 4 сентября. Отмалчивается и министерство обороны, в стенах которого, судя по заявлениям МВД, готовился преступный заговор. Действительно, довольно сложно объяснить, зачем нужно было затевать вооруженный мятеж генералу — благополучному высокопоставленному чиновнику, весьма обеспеченному человеку, владевшему серьезным бизнесом, не имевшему политических амбиций и проявлявшему свою преданность власти.

Между тем, ПИВТ уже отреагировала на утверждения МВД о том, что генерал Назарзода и некоторые другие участники преступной группировки якобы являлись членами исламской партии. «Законодательство Таджикистана запрещает сотрудникам силовых структур быть членами политических партий. Неужели в госорганах этого не знают», — говорится в опубликованном 5 сентября заявлении политсовета ПИВТ. Руководство партии характеризует происходящие события как «внутренние проблемы силовых структур Таджикистана» и призывает госорганы не использовать их для достижения своих политических целей. Напомним, что 28 августа министерство юстиции Таджикистана объявило ПИВТ вне закона и потребовало от партии в течение десяти дней прекратить свою деятельность.

Обострение ситуации в Таджикистане 5 сентября прокомментировал Секретариат Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), который назвал происходящее в стране «бандитскими разборками» и внутренним делом Таджикистана. В тот же день, по сообщению Kremlin.ru, состоялся телефонный разговор Эмомали Рахмона с Владимиром Путиным, в ходе которого российский президент «расценил нападения на сотрудников правоохранительных органов как попытку дестабилизации ситуации в республике и заверил руководство страны в поддержке со стороны России». Лидеры двух государств договорились провести отдельную встречу в ходе предстоящего в Душанбе 15 сентября саммита ОДКБ.

Председатель Парламентской Ассамблеи Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) Илкка Канерва осудил вооруженные атаки в Душанбе и Вахдате, назвав их «терактами, целью которых, по-видимому, были сотрудники полиции». «Виновные должны быть привлечены к ответственности за свои преступления после прозрачного расследования», — заявил европейский парламентарий.

Вечером шестого сентября в соцсетях было распространено сообщение от имени самого Абдухалима Назарзода, якобы переданное им по телефону и выложенное в интернет его представителями. На самом ли деле авторство этого заявления принадлежит генералу, неизвестно. Тем не менее, оно представляет собой еще одну версию происходящих в стране событий. В послании говорится, что атака на ОВД Вахдата была задумана таджикскими спецслужбами как часть плана по аресту всех бывших полевых командиров ОТО, о чем Назарзода узнал третьего сентября. Власти, якобы, намеревались совершить серию атак на отделы милиции и обвинить в этих преступлениях военных, назначенных в свое время от оппозиции. Узнав об этом, Назарзода и еще несколько бывших полевых командиров решили принять смерть с оружием в руках, нежели «позорный арест» и пытки, поэтому у них не оставалось другого выхода, кроме как захватить оружие и попытаться бежать из столицы, говорится в приписываемом бывшему замминистра заявлении.

Можно предположить, что в ближайшее время власти Таджикистана заявят о попытке государственного переворота и дестабилизации ситуации в стране накануне Дня независимости, который будет отмечаться в республике 9 сентября. Это объяснение очевидно, но далеко не единственно. Есть и другие версии случившегося. Своими размышлениями по поводу происходящих сейчас в Таджикистане событий с «Ферганой» поделились некоторые таджикские и российские эксперты.

Парвиз Муллоджанов, политолог (Таджикистан):

 — Сейчас трудно о чем-либо однозначно говорить, потому что мы располагаем слишком малой информацией. Назарзода был лояльным военным чиновником, без какого-то влияния и особых связей. В ПИВТ к нему относились как к ренегату, а в правительстве все равно до конца не доверяли — как бывшему участнику ОТО. Вряд ли за ним кто-то стоит, и он не та фигура, чтобы организовать государственный переворот. Эти события явно не были попыткой госпереворота, это была провокация. Скорее всего, генерал оказался замешанным в действиях, которые были спровоцированы со стороны. Но кому была на руку эта провокация — пока не является очевидным. В любом случае выступление Назарзода будет использовано как один из поводов для скорейшего закрытия ПИВТ. Наверняка сдавшиеся боевики будут признаваться в своих связях с исламской партией. Так что с уверенностью на 99 процентов можно сказать, что судьба ПИВТ уже предопределена — она будет закрыта.

А вот последствия этого шага могут быть самыми негативными: уход части сторонников партии в подполье, коренное изменение ее стратегии, целей и тактики. Возможна смена ее руководства на более радикально настроенных лидеров. Можно с уверенностью утверждать, что часть молодых членов ПИВТ пополнит ряды ИГ и других джихадистских группировок. Наивно полагать, что с закрытием ПИВТ исчезнет исламистски настроенная оппозиция. Но это уже будет другая исламская оппозиция, которая изберет путь вооруженной борьбы с властью, и договориться с ними будет уже почти невозможно. Методика их борьбы кардинально изменится — как и в других странах, джихадисты будут делать упор на применение методов террора, подрывов смертников и так далее. Начнется постепенная интернационализация таджикских исламистов: если ПИВТ была чисто национальной таджикской партией и провозглашала своей целью укрепление таджикской государственности, то новые исламисты будут уже сторонниками единого халифата.

Шариф Абдуллаев, политолог (Таджикистан):

 — Происходящие события все-таки больше напоминают бандитские разборки, поскольку госперевороты такими малыми силами и разрозненными нескоординированными действиями не совершаются. Таджикистан пережил очень много подобных ситуаций. Конечно, нельзя исключать и того, что за генералом Назарзода кто-то может стоять, а все эти акции имеют заказной характер и являются попыткой расшатать почву под властной верхушкой страны. Отсюда понятна и реакция Владимира Путина — оказать помощь союзнику, которого он очень хочет видеть в Евразийском союзе. Но на данном этапе слишком мало информации, чтобы делать определенные выводы.

Судя по тому, что власти Таджикистана до сих пор официально не оглашают истинные мотивы произошедших событий, они [события] направлены непосредственно против президента страны. Возможно, опять же все это связано с переделом имущества или влияния на определенные сферы бизнеса. Но серьезных последствий этих событий ожидать не стоит. Вооруженные силы Таджикистана имеют хороший опыт ликвидации подобных демаршей. Таких генералов, как Назарзода, за годы независимости властями было устранено немало. Зачастую это было связано с их личными амбициями и попытками манипулировать властями.

Эти события можно было бы связать с саммитом ОДКБ в том случае, если бы к ним приложили руки внешние игроки. На фоне большого интереса США к данному региону Россия хочет держать в стабильности свои границы, и в данном случае Таджикистан является главным аванпостом между ней и неспокойным Афганистаном. Но в данном случае эта версия маловероятна.

Анонимный эксперт (Таджикистан):

 — Нет ни одного факта, свидетельствующего о том, что эти нападения были заранее спланированы и подготовлены. А фактов, свидетельствующих об обратном, — предостаточно: семья экс-замминистра и все его родственники живут в своих домах, родной брат Назарзода Мирзохаёт Назаров не примкнул к нему, а сам сдался в руки МВД. На этом основании можно предположить, что действия генерала спонтанны и являются реакцией на какие-то действия властей или результатом спецопераций и политических игр, участником многих из которых Назарзода являлся в силу авантюрного характера и привилегии приближенности к президенту страны. Говорить о попытке госпереворота тоже сложно, так как все началось в центральном аппарате Минобороны, а это всего в 250-300 метрах от Президентского дворца и 400 метрах от дома главы государства. Судя по всему, он также не планировал брать заложников. Поэтому мотив этих действий нам пока неизвестен.

То, что в официальных релизах МВД говорится, что Назарзода и его подельники из числа офицеров Минобороны являлись членами ПИВТ, не соответствует действительности. Хотя эти релизы являются продуктом Совета безопасности при президенте и, в принципе, отражают государственную политику последних четырех лет: скомпрометировать ПИВТ и любых не входящих в правящий клан известных личностей, групп влияния, организаций и тем самым подготовить почву для нового референдума и постепенной передачи власти от президента Рахмона его сыну. Вот почему спецоперации по поимке боевиков сейчас в тренде, как и любые действия, которые могут скомпрометировать политический ислам. Назарзода далек от политического ислама, он никогда не был исламистом, поэтому никакого исламского следа здесь нет. К тому же закон запрещает назначать партийцев на военные должности, и президент, который назначил Назарзода замминистром, не мог не знать этого.

Будучи сторонником ОТО в годы войны, Назарзода практически не участвовал в боевых действиях, боевые оппозиционеры его воспринимали как человека, который не проливал с ними кровь, а «ел сникерсы» в Москве. Он сам об этом говорил в интервью местным газетам. Он жизнелюб и конформист, соблюдал нормы шариата не более, чем любой средний горожанин. Назарзода — отличный бизнесмен и тыловик, будучи состоятельным человеком, он был весьма лояльным к власть имущим. Более того был одним из любимчиков президента, как и бывший полевой командир ОТО Шох Искандаров. Кстати, подобные спецоперации несколько лет назад были проведены в Раште против того же Шоха Искандарова и другого влиятельного полевого командира ОТО Мирзохуджи Ахмадова. В 2008 году их тоже обвиняли в совершении преступлений, организации преступного сообщества. В результате спецоперации против Ахмадова был убит командир таджикского ОМОН Олег Захарченко. Но потом Ахмадов и Искандаров сумели убедить президента в своей невиновности, и первый ушел в отставку, а второй пошел на очередное повышение.

Своей воскресной поездкой в Вахдат президент Рахмон хотел продемонстрировать свою уверенность в том, что ситуация находится под контролем. Однако на самом деле ситуация в Таджикистане очень шаткая. В авторитарном государстве стабильность держится на консолидированной позиции политических, экономических, религиозных элит, а также весомых фигур силового блока по вопросу легитимности власти и сохранения стабильности. Они богатеют при нищем народе, извлекают ренту из относительной стабильности, распределяя между собой национальные богатства. В Таджикистане распределено уже все, что имеет ценность, — земля, природные ресурсы, банки, ГЭС, заводы и фабрики. Но сейчас налицо — внутренний раскол, за последние пару лет сделано все для того, чтобы этот мнимый союз политических, экономических, религиозных и военных элит был нарушен. Можно смело утверждать, что к настоящему времени абсолютное большинство религиозных деятелей, включая знаменитых ишанов, настроены против правительства, политические партии и гражданское общество практически уничтожены, большая активность родственников президента в экономической сфере и агрессивная налоговая и таможенная политика вызывает недовольство бизнес-элиты. За последние полтора года около 400 самых крупных предпринимателей одного лишь Гиссарского района республики уехали заниматься бизнесом на север страны — в Худжанд, в города России и Дубаи.

Думаю, что Назарзода, вся биография которого показывает, что он умел извлечь выгоду из самых щекотливых ситуаций, стал разменной фигурой в политических играх спецслужб. Возможно, генерал не захотел быть объектом очередных политических игр или узнал про некую операцию против себя и решил действовать. Скорее всего, сейчас он ждет прямых переговоров с переговорщиками Рахмона. Но если он задумал продолжать воевать, то его ликвидация — вопрос нескольких дней или недель.

Темур Варки, независимый журналист, политический обозреватель (Таджикистан, Россия):

 — Начнем с того, что экономический кризис серьезно подорвал статьи доходов семьи президента — и по алюминию, и по многим другим направлениям. Упал объем валютных переводов мигрантов, банки семьи испытывают серьезные трудности. Нужно срочно что-то дорого продать зарубежным спонсорам. И поскольку Эмомали Рахмон на протяжении многих лет успешно сидит на трех стульях и держит нос по ветру политической конъюнктуры, он решил продать США, России и Китаю залежалый товар — угрозу «исламского терроризма». Накануне Рахмон получил от США предложение о присоединении к коалиции против ИГИЛ (так называемого «Исламского государства Ирака и Леванта», ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб. — Прим. «Ферганы»). Совсем скоро 9 сентября — День независимости, а после, 15 сентября, саммит ОДКБ в Душанбе. Неплохо было бы получить к этим датам политические дивиденды и с высоких трибун отчитаться о том, что Таджикистан вновь на острие и на рубеже огня борьбы с «мировым злом». С борьбой с ИГИЛ у него уже все в порядке. Туда ушли от безысходности воевать десятки граждан Таджикистана, в том числе ни много, ни мало — целый командир ОМОНа МВД Гулмурод Халимов.

Но ставки растут, и теперь, как утверждает МВД, в горы отправился генерал-майор Минобороны Абдухалим Назарзода с рядом других офицеров и военнослужащих. О мотивах мятежа ничего достоверно не известно. Генерал был хорошо встроен в систему, имел солидный бизнес и буквально год назад указом президента назначен замминистра обороны. При этом никого не смущало, что во время гражданской войны Назарзода входил в ОТО. По примеру президента он, как и многие чиновники, изменил фамилию на таджикский национальный лад и стал вместо Халима Назаровича Мирзоева — Абдухалимом Назарзода Мирзо.

Буквально накануне в Фейсбуке было распространено якобы заявление генерала. Его подлинность вызывает сомнения, потому что 51-летний генерал с опытом боевых действий, с Военной академией имени Фрунзе за плечами наверняка имел бы доступ к рации, телефону, планшету и без труда бы связался со СМИ или сделал и распространил видеообращение. Поскольку о мотивах протеста генерала до сих пор ничего неизвестно, равно как и о том, был ли мятеж на самом деле, вся эта история похожа на очередную зачистку и имитацию борьбы с внутренними врагами-«исламистами». Самого генерала и ряд его «сподвижников» МВД уже связало с ПИВТ. То, как обставлена ситуация с «мятежом» генерала Назарзода, как быстро МВД назвала виновных и связала их с ПИВТ, наводит на мысль об аналогии с поджогом Рейхстага. Необходим предлог для развязывания и оправдания таджикскими властями перед мировым сообществом готовящихся репрессий. Накануне событий были заблокированы соцсети и ряд сайтов, ограничены мобильные услуги, операторами мобильной связи отключены услуги передачи СМС-сообщений.

Насаждение новых страхов войны и победоносное спасение страны, населения и региона от угрозы якобы исламского радикализма послужат оправданием еще большего ущемления прав и свобод и репрессий во имя стабильности личной власти и благополучия семьи. В рамках антиисламской кампании Эмомали Рахмон закрывает мечети и интернет-порталы нелояльных богословов, санкционировал милицейские рейды по сбриванию бород у молодых мужчин и запрета сатров-хиджабов. Это вызывает серьезное недовольство среди населения, чревато эксцессами и вспышками ответного насилия. Провоцирование социальной напряженности и исламской радикализации служат оправданием для закручивания гаек. И все это вместе хорошо конвертируется и монетизируется в условиях экономического кризиса и в соответствии с внешнеполитической конъюнктурой. Маленькая победоносная кровавая зачистка, жертвами которой станут очередные назначенные властью враги, убьет сразу несколько зайцев и продлит политический и валютный кредит со стороны друзей и спонсоров режима.

Аркадий Дубнов, политолог, эксперт по Центральной Азии (Россия):

 — Это было бы похоже на попытку военного переворота, если бы генерал Назарзода объявил о своих целях или каким-то образом объяснил свои действия. Скажем, он пришел к выводу, что режим президента Рахмона уже давно изжил себя, выродился в банальную деспотию и является тормозом на пути развития страны. Или заявил, что его действия — ответ на оскорбительную для простых мусульман политику давления на них, ограничения их права соблюдать свои традиции, в конце концов, — месть за гибель молодого таджика, жестоко избитого милиционерами в Вахдате, как утверждают, — только за ношение бороды и скончавшегося от ран накануне вооруженного нападения сподвижников генерала на отдел милиции в Вахдате…

Но 51-летний генерал с высшим образованием, выпускник московской Военной академии ничего этого не сделал, поэтому осуществленное под его руководством иначе, чем бандитским нападением не назовешь — погибли ни в чем не повинные его соотечественники. В стране, еще не изжившей трагедию кровопролитной гражданской войны, такие потрясения наносят ужасные травмы национальному самосознанию. Неудивительно, что ни один таджикский оппозиционер не выразил публично поддержку генералу, что бы ни происходило с ним дальше — он уже политический труп. Кроме того, если власти удастся доказательно связать действия генерала Назарзода с Партией исламского возрождения, против которой правящим режимом в Душанбе развернута кампания травли и запугиваний, то это окажется бесценным подарком для президента Рахмона, сводящего сегодня личные счеты с лидером ПИВТ Мухиддином Кабири.

И, наконец, еще одно обстоятельство, возможно — главное. Пятого сентября иранское информагентство «Фарс» опубликовало интервью с близким генералу Назарзода таджикским офицером, который предполагает, что целью вооруженного выступления экс-замминистра обороны Таджикистана было не допустить того, чтобы президент Рахмон попал под влияние «Исламского государства». Если это хоть в какой-то мере соответствует истине и объясняет мотивы поведения генерала, то прихожу к выводу, что его могли разыграть «в темную», то есть он стал игрушкой в чужих руках. А если точнее — в руках определенных шиитских структур Ирана, стремящихся покончить с тем огромным влиянием, которое приобрела в последнее время в Таджикистане пропаганда салафитов — радикального направления среди суннитов, поддерживаемого из Саудовской Аравии.

Таким образом, Таджикистан — страна, где доселе исповедывались умеренные, традиционные формы ислама, — сегодня превратился в зону чуть ли не прямого столкновения радикальных течений шиитской и суннитской ветвей этой религии.

Андрей Серенко, политолог, эксперт Центра изучения современного Афганистана (Россия):

 — События, начавшиеся в Таджикистане четвертого сентября, до сих пор не завершились. Поэтому пока затруднительно дать им исчерпывающую характеристику. Лидер вооруженного восстания, генерал Ходжа Хаким Назарзода, несмотря на все усилия сторонников президента Эмомали Рахмона, до сих пор остается неуязвимым и представляет реальную угрозу для официального Душанбе. Отсутствие успеха в подавлении восстания, а им может считаться только пленение или гибель генерала Назарзода и его группы, позволяет сторонникам оппозиции говорить о бессилии президента Рахмона. Сам же генерал уже начал превращаться в культовую фигуру таджикской оппозиции, и с каждым днем его популярность будет лишь возрастать.

Восстание четвертого сентября выглядит достаточно странным мятежом. С одной стороны, если верить правоохранителям Таджикистана, генерал Хаким планировал мятеж в течение нескольких месяцев. Однако тогда тем более выглядит странным отсутствие каких-либо деклараций и заявлений со стороны лидера восстания, разъяснений целей и задач мятежа, его политической программы. Такого рода пояснения просто необходимы, если авторы восстания рассчитывали привлечь на свою сторону различные социальные группы. Не укладывается в версию многомесячной подготовки и уязвимость семьи генерала Назарзода. То, что она оказалась в руках президента Рахмона и теперь используется для давления на лидера вооруженного восстания, позволяет предполагать, что этот так называемый мятеж оказался в значительной степени импровизацией, неожиданностью не только для главы Таджикистана, но и для самих заговорщиков.

Тем не менее, пока генерал жив и оказывает сопротивление, рано утверждать, что восстание обречено. У лидера мятежа есть серьезные связи и поддержка в Горном Бадахшане и соседнем Афганистане. Если Ходжи Халиму удастся продержаться еще несколько дней и дождаться помощи с Памира и из-за речки, то события могут принять еще более неожиданный оборот. Если же силовики Рахмона смогут закрепить инициативу, блокировать группу Назарзода и не допустить присоединения к ней новых вооруженных групп оппозиции, если генерал Абдухалим будет пленен или убит, то восстание будет подавлено в течение ближайших двух дней. После этого следует ожидать волны репрессий в отношении оппозиционеров, как внутри Таджикистана, так и за его пределами. Очевидно, что Рахмон использует восстание четвертого сентября как повод для проведения чисток в силовых ведомствах страны, что является одним из условий подготовки к операции «Преемник», итогом которой должна стать передача власти в Таджикистане сыну действующего президента.

Источник :: ИА «Фергана»
Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью