За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
22.09.2017  
Ретроспектива

30.03.2017
Как это могло произойти?

Мурад Эсенов

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию статью главного редактора журнала «Центральная Азия и Кавказ» Мурада Эсенова. Статья была впервые опубликована на сайте «Гундогар» 29 марта 2002 года.

В рубрике «Ретроспектива» будут собраны материалы, выходившие на сайте «Гундогар» в разные годы. Читателю предоставится возможность вспомнить, а кому-то, может быть, и узнать впервые, что происходило в стране и вокруг нее 5, 10, 15 лет назад, узнать больше о людях, которые трудились и жертвовали собой ради будущего, и задуматься над тем, с чего начиналась история независимого постсоветского Туркменистана, как она развивалась, и хорошо ли мы усвоили уроки этой истории.

----------------------------------------------------------------

Как это могло произойти?

Участники нашего форума часто задают вопрос, как в Туркменистане, где народ испокон веков отличался своим свободолюбием и непокорностью, могла возникнуть диктатура, мог оказаться во главе государства деспот со средневековыми наклонностями? Аналогичные вопросы возникали и в ходе многочисленных научных конференций, где исследователи и знатоки туркменской истории недоумевали по поводу происходящих событий в нашей стране. Не сложно понять причину появления такого вопроса и недоумения. Ведь, в представлении многих образ туркмен это прежде всего образ их мужественных предков, не знавших ни страха, ни покорности, и никогда не склонявших свои головы перед врагами. Такой более чем справедливый, на мой взгляд, образ туркмен не только не совпадает с нынешними проявлениями вождизма в стране, но и вступает в острое противоречие с ними. Все это порождает закономерный вопрос, как это могло случиться?

Я не склонен искать ответ на этот вопрос в каких-то исторических процессах или исторических образах. Как гласит известная арабская мудрость, «Люди более похожи на свое время, чем на своих отцов». Тем более я не склонен связывать появление подобного типа людей как Ниязов с нашими национальными особенностями.

Причину бед надо искать в нашей новейшей истории, и прежде всего в нас самих. «Ниязовщина» — это не наследие наших отцов и дедов, это порождение наших с вами действий или бездействия. Наглядности ради вспомним некоторые детали нашей новейшей истории, породившие в дальнейшем «Ниязовщину».

В конце 80-х, в начале 90-х в Ашхабаде шли бурные дискуссии. Все или почти все говорили и писали об одном: о величии туркмен и об их преимуществах перед другими этносами. В неких архивах обнаруживали «документальные подтверждения» такого величия. Далее все это экстраполировали на окружавшую действительность, и обнаруживали вопиющее несоответствие этой действительности с упомянутой уже легендой. Все это потребовало каких-то легкоусвояемых объяснений. И здесь наши националистически ориентированные писатели, поэты под общим знаменем «Агзыбирлик» быстро нашли «истинную причину» этого несоответствия. Оказывается нас «ограбили, ущемили в правах, унизили» и в этом «виноваты» национальные меньшинства, проживавшие в республике. Спорить с ними было абсолютно бесполезно. Тех, кто не разделял их взглядов, безоговорочно причисляли в агенты КГБ, КНБ, ЦРУ или всех вместе взятых. Далее все эти идеи были более чем успешно реализованы, кстати, тем же Ниязовым и его командой. Туркменизация, приведшая к массовым нарушениям прав человека, началась именно в те дни. Людей в массовом количестве увольняли с занимаемых должностей исключительно по национальному признаку, ссылаясь на незнание этих людей государственного языка. При этом Закон о государственном языке вступал в действие только в 2000 г., следовательно, не было никаких оснований требовать знания государственного языка еще в начале 90-х. Здесь хочется подчеркнуть, что речь даже не идет о потере высокопрофессиональных кадров, хотя и это не второстепенный факт, а речь идет о массовом нарушении прав наших сограждан со стороны нашего государства при молчаливом согласии большинства из нас. Этого нельзя было допускать ни в коем случае, поскольку права надо защищать не тогда, когда правонарушения касаются лично тебя, а когда права ущемляются у других.

Все, что произошло в этой сфере в дальнейшем, является логическим последствием тех наших националистических идей и бездействия. История уже неоднократно доказала, что реакционно-националистическая идея в конечном итоге бьет по носителям этой идеи и по тому народу, ради которого была выдумана эта идея.

Я не хочу приуменьшить достоинства туркменского народа. Мы — способная нация и сможем построить процветающее государство, найти свое место в мире наравне с другими, но не надо говорить, что мы особая нация. Мы живем в эпоху глобализации, и в такой эпохе надо искать свое место в содружестве наций, в мировом сообществе, а не свое особое место в замкнутом пространстве.

Другой причиной «ниязовщины», на мой взгляд, стала наша наивность, доверчивость и не умение предвидеть последствия своих действий. Сегодня вряд ли кто помнит, с чего началось присвоение имени Ниязова различным объектам. Еще в начале 1991 г. в Тахтабазарском районе какой-то колхоз пострадал от наводнения, и колхозу была оказана солидная материальная помощь Центральным комитетом КПТ. В знак благодарности жители колхоза обратились с просьбой присвоить их колхозу имя первого секретаря ЦК. Ниязов не был готов к такому обороту событий. Он был действительно растерян и публично отказался от предложенной идеи, при этом отказ не был поддельным. Дело происходило на съезде республиканского комсомола и, будучи участником съезда, я сам наблюдал этот процесс. После отказа Ниязова началось то, что в дальнейшем стало обычной практикой. Тогдашний первый секретарь республиканского комсомола Хабибулла Дурдыев (ныне хаким Ташаузской области), секретарь по идеологии Нурберды Аманмурадов (ныне консул Туркменистана в Стамбуле) призвали участников съезда «коллективно просить» Ниязова дать свое согласие, и участники съезда просили его об этом, просили искренно, под громкие аплодисменты, переходившие в овации. Три человека выступили против — тогдашний секретарь комсомола Университета Керим Акмамедов, тогдашний депутат Верховного совета республики Халмурад Союнов и ваш покорный слуга — все трое оказались освистанными и выдворенными из дворца «Мекан» участниками съезда. Ведь, тогда никто не заставлял присутствовавших в зале более 2 тыс. человек так восторженно просить Ниязова о присвоении его имени колхозу, но люди просили и нашлись добровольные дирижеры, управляющие толпой. Ни в коей мере не желая оправдать Ниязова ни в чем, я в то же время хочу сказать, что «ниязовщина» была результатом усилий не одного только Ниязова.

Мы должны освоить эти уроки и сделать для себя очень серьезные выводы. Сейчас многие задаются вопросом, каким будет следующий президент, не пойдет ли он по тому же пути, что и Ниязов. На этот вопрос ответить очень легко. Все будет зависеть от того, как мы освоим эти уроки. Ведь, никто не гарантирует, что к власти придут ангелы, такого просто не бывает. Гарантией того, что «ниязовщина» не повторится в Туркменистане, будет служить наша с вами ответственность за судьбу нашего государства. Каждый из тех, кто сегодня претендует на роль политического лидера, должен не столько обнажать слабости своего конкурента, сколько критически отнестись к себе. Искренность, правдивость и реальная самооценка, к сожалению, не всегда являются основными характеристиками политиков. Вспоминая события тех далеких дней, не могу не напомнить, что самым первым, кто еще в 1991 году провозгласил появление в лице Ниязова туркменского Ататюрка и призывал людей сплотиться вокруг нового вождя, был именно тот, кто сегодня находит возможным для себя оценивать уровень и искренность оппозиционности диктатуре Ниязова со стороны других.

История имеет тенденцию повторяться. Так прописали гении. Но мы уверены, что «история с Ниязовым» в Туркменистане не повторится никогда. Слишком тяжелым оказалось испытание.

Статья была впервые опубликована на сайте «Гундогар» 29 марта 2002 года.

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью